Статьи

отдохнуть, почитать, задуматься

А. Юран отрывок из статьи «Психоанализ любви» Изобретение любви

Любовь как сугубо человеческое измерение изобретается в поле самых разнообразных аффектов: безумия, аскезы, восторга, ненависти, радости, страха, грусти, уныния, тяги к самоубийству. Фрейд писал: «Мы никогда не бываем более беззащитны по отношению к страданиям, чем когда мы любим, и никогда не бываем более безнадежно несчастны, чем  когда мы потеряли любимое существо или его любовь» [10, с. 450].

 

В текстах, посвященных особенностям любовной жизни, Фрейд пытается выделить различные субъективные стили этого изобретения, своего рода сценарии любви, отсылающие к разным способам устроения желания субъекта. Он описывает, например, условие «пострадавшего третьего», когда мужчина выбирает в качестве объекта женщину, связанную с другим мужчиной, или об условии, когда объектом любви может оказаться только женщина, пользующаяся дурной славой. С последним условием связана невозможность совмещения в одном объекте любви и возвышенного, и униженного объекта. Эта невозможность, по мысли Фрейда, предстает как отделение любви от желания, как следствие инцестуозной фиксации на объекте, когда любимая женщина не может быть объектом чувственного вожделения, а чувственное вожделение возможно только с «униженными» объектами, другими словами, любя, они не вожделеют, вожделея, не могут любить. Во «Введении в нарциссизм» Фрейд выделяет любовные отношения по нарциссическому типу как любовь к самому себе, к своей идеальной ипостаси, к продолжению себя в другом. По опорному типу любишь вскармливающую женщину, защищающего мужчину и весь ряд приходящих им в дальнейшем на смену лиц. Любовь завязывается в поле желания другого, в поле вихря сомнений и неуверенностей, через вопросы о том, «что я значу для другого», «насколько я признан другим в своей особенности и уникальности?». При этом всегда остается неопределенность в желании другого, влюбленный оказывается движим вечным сомнением, вечным поиском при- знания со стороны другого. В случае психотического субъекта непроницаемость и непрозрачность желания другого приводят к всплеску воображаемого в радикальном нарушении границы внешнего/внутреннего. Психотическая любовь – любовь без сомнений, любовь, не задающаяся вопросом о желании другого. Предельно важной, например, для эрото- мании или бреда любовного очарования является та особенность, которую замечает Фрейд: все эти влюбленности начинаются не с внутреннего восприятия любви к кому-то, а с восприятия себя как объекта любви, т. е. приходят извне. Так или иначе различные стили любви являются многочисленными проявлениями главной сцены – сцены Эдипа. При этом сама возможность любовных отношений в психоаналитическом смысле задействует измерение того фундаментального для субъекта знака, с которым связано его признание. В поле любовных отношений ярко дают о себе знать истории складывания желания субъекта в завязывании на желание другого. Перипетии желания упираются в самое фундаментальное событие жизни субъекта, связанное с позицией желанного. Место желанного ребенка, по мысли Лакана, предстает означающим, оформляющим субъекта в его бытии и тем означающим, которое дает о себе знать в любви. Субъект в психоаналитическом смысле не может состояться без того, чтобы оказаться объектом желания другого. В этом смысле любовные отношения – это поле, в котором только и возможна субъективация, возможно обретение сокровенного внутреннего благодаря приходящему извне, это поле пересечения внутреннего и внешнего. Любовный опыт завязан на желании желать, желать желание другого.        

Please publish modules in offcanvas position.